Меню
Костюшев Владимир Владимирович
Хочу обратить внимание на рассогласование, конфликт между обычным правом - правилами, традициями, нормами реальной жизни, и юридическим правом - законами. Такое рассогласование естественно в любой культуре: конфликт реальной и правовой политики. В России, на мой взгляд, это рассогласование за последние 20 лет стало очень значительным, и в настоящее время усиливается. Согласен, что многие поправки к Конституции периферийны. Но главное в поправках - желание конкретного лица или группы лиц закрепить власть, сделать ее пожизненной - не скрывается. Рассогласование обычного права и законов явлено очевидно, и описание обычного права, реальной практики принятия решений, еще ждет описания. Это первый тезис.

Второй тезис. Как социолог, давно занимаюсь изучением репертуара действий субъектов в поле политики, в данном случае - репертуара действий властных групп в ситуации изменения Конституции и репертуара действий общественности. Даже не «общества», поскольку понятие "общество" то сужается, то расширяется, и часто теряет статус «общества» в классическом смысле. Разумно говорить о «массе поданных». Есть «правители», властвующая группа и масса поданных. Но есть также «общественность», которая представлена в аудиториях университетов, в пикетах, митингах и т.д. Каков репертуар действий власти и общественности в ситуации изменения Конституции?

Репертуар действий властных групп имеет две важнейшие, на мой взгляд, характеристики: имитация и репрессии. Во-первых, действия власти носят все чаще имитационный характер взаимодействия с обществом. Имитация действий власти - классическая тема социальной философии и социологии. Тема представлена в научной литературе. Публиковал статьи по этой теме 30 лет назад (1990). Имитация сводится к дисфункциональности институтов. Во-вторых, важной характеристикой репертуара действий современной власти является усиление репрессивных действий по отношению к общественности и обществу в целом. Имитации и репрессии - самые важные характеристики репертуара действий властной группы по отношению к обществу и общественности. Отмечу строгость научной терминологии для понимания ситуации - репрессии и имитация - в рамках социологии протеста и политической социологии.

О сравнении периода перестройки и современности. Даже попытка путча в августе 1991 года была вегетарианской по сравнению с современными ситуациями. Тогдашнее время и нынешние времена неправовых арестов, пыток, подлогов и прочих преступных действий трудно сравнивать. Структура политических возможностей для действий общественности в современной ситуации имитации и репрессий принципиально изменилась. Действия общественности в последние годы резко сузились. Разные практики участия - от создания политических партий до акций по защите среды – сводятся к самозащите общественности. Триада "пикет – арест - защита" стала основной моделью репертуара участия людей в российской политике. Репертуар политического участия в массовом порядке скукожился до самозащиты недовольных и несогласных, пострадавших после акции протеста.

Можно констатировать серьезное упрощение (примитивизацию) политического участия. Многие известные практики (экологические протесты против мусорных свалок и др.) остаются самозащитой. Действия власти сводятся к репрессиям, действия общественности - к протестам против репрессий и – как в ситуации возможных изменений Конституции – в защиту правовых основ политического строя. Позволю широкое обобщение. Имитация - фундаментальная характеристика политического режима Путина. Не декоративная деталь, а фундаментальная черта. Подобных политических режимов в истории и в сравнительном анализе немало. Аналоги имитационных режимов найдем в Африке, Латинской Америке. Если выделять главную проблему, то повторю: рассогласование между обычным правом и юридическим правом все больше углубляется. Слова одни, дела другие. Трагичная политика имитации и репрессий. Благодарю за внимание.

Ливеровский А.А.:

- Я позволю себе, с Вашего разрешения, сделать два замечания.

Первое. Хорошо известен конституционалистам венгерский ученый – Андраш Шайо. Он считает, что у современных авторитарных режимов есть одна весьма примечательная характеристика – в юридическом смысле, источником права становится «страх», то есть, нормативное регулирование, «продавливаемое» корпорацией власти, обусловлено боязнью утратить властные полномочия.

Второе. Представляется бессмысленным обсуждать политические представления Валерия Дмитриевича Зорькина. Однако, отмечу следующее. Политологи хорошо знают Владимира Пастухова. Так вот, этот ученый написал, что Зорькин навсегда останется в истории конституционализма, как человек, который выступил против Указа Ельцина №1400. Что касается его представлений о влиянии крепостного права на российскую конституционную идентичность, то, пожалуй, самым точным отражением взглядов этого ученого является убежденное согласие с выводом В.С.Нерсесянцам, который называет конституционализм необходимой общегосударственной идеологией и должной общенациональной идеей. Спасибо.